Насколько России выгодна эскалация на Ближнем Востоке?

В Оманском заливе 13 июня были подорваны два танкера Front Altair и Kokuka Courageous. США обвиняют Иран в этой провокации. Иран отвергает обвинения. Сегодня Иран объявил о том, что сокращает обязательства по «ядерной сделке».

Иран намерен увеличить мощности производства низкообогащеного урана 27 июня, сообщил в понедельник в эфире государственного телевидения пресс-секретарь иранской Организации по атомной энергии Бехруз Камалванди. Иран также намерен наращивать темпы обогащения урана.

Будет ли война в Заливе и цена на нефть выше 100$ за баррель? Что выгодно для путинской России.

Обсуждают старший научный сотрудник Атлантического совета Ариэль Коэн и главный научный сотрудник института Европы Александр Шумилин.

Что произошло, какая версия вам кажется наиболее достоверной?

Ариэль Коэн: Нужно, конечно, дальше уточнять, кто взрывал эти танкеры. Напомню, что это не первый раз, когда танкеры атакованы. Было, по-моему, четыре корабля такого рода до этого. То есть это ведется некая кампания, это не одноразовое случайное что-то. Второй момент очень интересен здесь — это то, что, очевидно, взрывы не очень большие, взрывные устройства прикреплялись выше ватерлинии, мы это видим из видео, из фотографий. Это скорее всего операция каких-то морских спецназовцев, опять же скорее всего иранские спецназовцы. Я плохо себе представляю, что другие акторы в регионе, Эмираты, саудиты взрывали бы собственные корабли, им это абсолютно не нужно. Еще один важный момент. Тот катер, который подходил, чтобы это взрывное устройство снять, есть у разведок каталоги, какие марки катеров, какие типы, какие у кого. То, что он там был, когда начинают в Москве в том числе говорить: а вы докажите, их там нет. Есть каталоги, можно посмотреть, там может быть даже бортовой номер виден, кто это делал. Да, действительно странно, что взрывали японский танкер в тот день, когда премьер-министр Японии встречается с верховным лидером Ирана, но в мировой политике еще более странные вещи происходили, и происходят, и будут происходить.

Вам кажется достоверным, что это был катер Корпуса стражей Исламской революции?

Ариэль Коэн: Думаю, что да. Более того, думаю, что американские военные в данном случае не будут подставляться, не будут врать. Когда опять же в Москве мне говорят: а вот Пауэлл показывал пробирку. Пауэлл показывал пробирку и говорил, что те боевые отравляющие вещества, которые могут быть у Ирака, их достаточно из такой пробирки, чтобы отравить большую тучу людей. Он не говорил тогда, что мы нашли эту пробирку. То есть это была скорее аллегория. То, что касается иранцев, иранцы ведут себя очень агрессивно по всему Ближнему Востоку. Они воюют в Йемене, они воюют в Сирии, они воюют в Ливане, они поддерживают организацию террористическую «Хамас» в Газе и исламский джихад. Так что не надо говорить, какие замечательные, белые, пушистые иранцы.

Александр Шумилин, ваша оценка самого факта?

Александр Шумилин: Честно говоря, я вряд ли в чем-то разойдусь с Ариэлем, ибо для любого специалиста или эксперта, отслеживающего ситуацию в регионе, совершенно очевидно, что это не может быть никакой другой актор, кроме Ирана, в данной ситуации. Теоретически существуют такие же подразделения практически у всех, но задействованы могут быть только иранские и только в этом контексте. Контекст совершенно очевиден в той ситуации, не будем углубляться дальше, выход Трампа из СВПД, ситуация вполне конкретно определилась за последние две недели с размещением ударной группировки Соединенных Штатов в Персидском заливе, как фактора, поддерживающего те санкции и ту линию, которую проводит администрация Соединенны Штатов прежде всего в отношении Ирана. В этой ситуации Корпус стражей, хотя зафиксировано несколько высказываний самого аятоллы, да и президент тоже не чужд этой тематики, угрозы были четко высказаны этой стороной в отношении Ормузского пролива. И как они исполняются — абсолютно четко, в духе обещанного, выполняются аккуратно, нет никаких ракетных атак, которые бы расставили все точки над i, а есть нападение с помощью мин. Прикрепляется к корпусу взрывное устройство.

Желательно, чтобы не было человеческих жертв?

Александр Шумилин: Во-вторых, чтобы не было глубокого затопления, соответственно, осуществление обещанного, затопление уже обещано на последнем этапе перекрытия Ормузского пролива.

Ариэль Коэн: Эскалация очень контролируемая. Первый раз не было пожаров, сейчас уже есть пожары. В следующий раз могут быть и жертвы.

Александр Шумилин: В данном случае жертвы для них вообще не вопрос, они могли быть и на первичных этапах. Я бы о жертвах вообще не говорил, с точки зрения иранцев это не проблема. Важна реализация этой стратегии.

В чем смысл этой стратегии, чего добивается Иран, если мы решили, что это Иран? Чего он добивается от Соединенных Штатов, от европейцев и так далее? Как можно добиться возвращения к той ядерной сделке, которая была, которая, кажется, устраивала иранское руководство?

Ариэль Коэн: Прежде всего Трамп — это не тот товарищ, который пойдет на попятный. А то, что они пытаются сделать, они пытаются запугать Соединенные Штаты и своих арабских противников, сказать, что мы такие крутые, мы никого не боимся, сейчас начнем взрывать танкеры, потом можем заблокировать Ормузский залив, потом у вас выборы на носу в 2020 году. Если нефть из-за перекрытия Ормузского залива, через который протекает 20% мировой нефти, мы моделировали это, у нас получалось так, что если миллион баррелей в день прекратить, цены растут на 10 долларов за баррель, а если прекратить все, что протекает через Ормузский пролив, цены уходят хорошо за 100, 120-150 долларов за баррель, тогда начинается мировой экономический кризис. Для Соединенных Штатов, для Трампа это будет очень плохо во время предвыборной кампании, вот этим пугают иранцы. А тут еще интересный очень один момент: кто поддерживает Иран в этом? Европейцы не поддерживают, за исключением британцев, Америку. То есть это союзники, только когда солнышко светит, когда все хорошо. Вот Иран скорее всего будут поддерживать и Россия, и Китай. Очень хороший вопрос, какие будут координационные меры приниматься. Недавно Владимир Владимирович встречался с председателем Си, сейчас они встретятся с Трампом. А что они Трампу скажут в Осаке 28 июня, как Трамп отреагирует?

Пока Песков сказал, что насчет большой встречи ничего не договорено. Что вы скажете об этой иранской стратегии? Действительно, пугать можно мир такими вещами, но можно ли зайти так далеко?

Александр Шумилин: Вот это самое главное. Дело в том, что Иран находится в ситуации необходимости действия, ответных действий, как считают его руководители. Поскольку они всегда и во всем жертвы — это общая логика шиизма в широком смысле, они в меньшинстве, их всегда прижимают, угнетают, поэтому они себя защищают и в Ираке, и в Сирии. Если общая стратегия обрисована, то для того, чтобы она работала, нужные какие-то мелкие шаги, которые сейчас и предпринимаются. То есть сейчас предпринимаются шаги ограниченные, контролируемой эскалации, запугивания, чтобы было ясно, что они не шутят и готовы всерьез. При этом надо иметь в виду, что эта стратегия разработана и осуществляется КСИР при политическом благословении аятоллы. Но она сейчас ложится на ситуацию определенных расхождений, если не раскола, в верхах иранских. Показать ксировцам, продемонстрировать решимость и решительность, соответственно, последовательность действий, все мы наблюдаем очень четко. Я категорически не согласен с одним экспертом по Ирану, который начисто отвергает, что Иран способен на это, потому что это подстава, самоубийство. Нечего подобного, это есть реализация совершенно рациональных шагов, первого этапа той самой стратегии. До второго и третьего, рассчитывают в Тегеране и во всем мире, не дойдет. Но на первом этапе эта игра началась. Это ответные действия, как полагают в Тегеране, для запугивания всех акторов вокруг, США, Саудовской Аравии и всего мира, показать, что шутить не надо, с поворотом на внутриполитическую ситуацию верхушки в Тегеране.

Ариэль Коэн: Я бы расширил здесь, я бы сказал, что ситуация внутриполитическая очень важна для иранцев. Как настоящие революционеры, не будем сравнивать с ранними этапами советской власти, но Иран в огненном кольце врагов, чем хуже, тем лучше, для этого режима. Иранцы достаточно националистические люди, для них нападение Запада, американцев, израильтян и суннитов — это для них очень даже подпитывает политическую поддержку режима, но до какого-то момента. Я думаю, что если они начнут по большому счету проигрывать, то народная поддержка режима будет продолжать падать. Она уже падает.

Она 40 лет падает.

Ариэль Коэн: Она 40 лет падает, но публичных выступлений против хиджабов раньше не было, а сейчас они есть — это очень важно. Еще один момент: Иран хотел бы показать, что их баллистические ракеты, которые есть, в том числе там была северокорейская технология, думаю, и российские технологии были, но у них есть ракеты «Скат плюс» среднего радиуса действия. Мы думаем, что у них нет ядерных боеголовок, но есть конвенциональная головка в тонну тротилового эквивалента, может даже очень сильно что-то повредить. Этими ракетами они могут достичь и Эр-Рияда, и аэропортов. Уже хуситские союзники посылают дроны, которые, естественно, хуситы не производят, а дроны иранские, дроны долетают аж до Эр-Рияда. Саудиты пока что не в состоянии их сбивать успешно, ракеты тоже. Могут ракетами еще меньшего радиуса действия бить по Восточной провинции, где Саудовская Аравия производит нефть. Это шиитская провинция, они могут думать, что они смогут там поднять шиитское восстание. Пока этого не происходит. Я разговаривал с саудитами, саудиты всячески это отрицают. Но в принципе война региональная между Ираном и американскими союзниками в регионе возможна.

Ведь идет фактически региональная война с участием Ирана и против Израиля, и в Сирии?

Ариэль Коэн: Это все мелочи, это все начальные какие-то вещи. А скажем, 200 тысяч ракет разной дальности из Ливана по Израилю — это уже очень серьезно. Израиль, на мой взгляд, будет реагировать уже по Тегерану всем, чем есть, а есть много.

То есть еще и такие риски. Я слышал такую версию, что цель Ирана заключалась в том, чтобы продемонстрировать, что Трамп — это «твиттерный тигр», что он ничем не сможет ответить. С другой стороны есть статья в «Нью-Йорк Таймс» очень жесткая, в которой призывалось предупредить сначала Иран, а потом нанести точечные удары по флоту, предположим, и так далее. Вот такое развитие событий реально?

Ариэль Коэн: Если Иран будет продолжать эскалацию, то реально следующее: реально нанести удар по центрам командования и контроля, центру управления вооруженными силами, в том числе Стражей исламской революции. В России говорят: они же могут потопить американский корабль. Да, могут потопить американский корабль, но тогда мало не покажется, потому что удары будут и по противоракетной обороне, и по центрам командования и контроля, и по флоту. У них очень плохие ВВС, новых самолетов не поставляли из-за санкций лет 40, а старые падают.

Александр Шумилин: Здесь много аспектов в этой ситуации, один из них упомянутые Сирия и Израиль. Дело в том, что стратегия Трампа антииранская направлена на выдавливание Исламской республики, КСИР, как главных представителей, носителей ценностей, из Сирии, из Ирака, частично Ливана. В нынешней ситуации, когда в Сирии судьба Ирана находится под вопросом, идет обсуждение между Россией, Израилем и Соединенными Штатами, до какой степени допустимо присутствие Ирана в Сирии. Вторая не менее значимая ситуация, когда иранские объекты в Сирии находятся под прицелом и регулярным обстрелом со стороны Израиля. Пошевелиться основательно в Сирии иранцы не могут, они просто рискуют быть уничтоженными.

ЧИТАЙТЕ: «Советские люди»: Княжицкий рассказал, почему шутки Зеленского схожи с юмором Януковича

Ариэль Коэн: У них есть козырная карта — эти ракеты «Хезболлы», поставили ракетные фабрики, закопали их под землю и клепают там ракеты. Это полностью контролируемый филиал Ирана, начальником «Хезболлы» считается верховный лидер Ирана.

Александр Шумилин: Если Иран вдруг решит возмутиться и заявить о себе, что он принес столько жертв во имя Асада, не будет ни в коей мере сокращать свое присутствие, продемонстрирует как-то в виде ответа на какой-нибудь израильский удар, то риск велик того, что присутствие Ирана там будет сведено к нулю.

Ариэль Коэн: И Россия будет сидеть, ничего не делать?

Александр Шумилин: Ничего не делать на данный момент. Если начнутся обстрелы со стороны «Хезболлы» Ливана, то там вообще все будет сведено — это будет кровь. Верхний слой всего южного Ливана будет сметен, поскольку все подземные предприятия находятся там, и ходы, и коммуникации, это все будет сметено, чтобы не дать возможность следующим сотням ракет быть выпущенными по Израилю. То есть это будет еще более массированный удар. Если в Сирии он будет точечный, то в Ливане он будет массированный — это будет выжженная земля на юге Ливана. В этой ситуации Иран может продемонстрировать свой норов, свою самобытность и свои устремления только в Персидском заливе и применительно к объектам, в данном случае к судам, имеющим отношение к Саудовской Аравии, Эмиратам.

Ариэль Коэн: Если эскалация в Сирии серьезно пошла, израильтяне смели иранскую инфраструктуру в Сирии точечными ударами, «Хезболла» отвечает массированным ракетным ударом по населенным центрам Израиля, Израиль сметает «Хезболлу». То есть та самая эскалация, которая может привести к ударам по большим населенным пунктам, по городам.

Александр Шумилин: Первые удары «Хезболлы» будут по городам все равно. Поэтому ответным ударом Израиля будет сметание верхнего слоя южного Ливана, уничтожение всех подземных и доступных установок.

Какова линия будет сейчас России? Такое впечатление, что хорошая, среднего уровня война может быть и выгодна для политического режима нынешнего путинского. В конце концов рост цен на нефть — это же замечательно, новые доходы бюджета, возможность новых разнообразных авантюр в разных других регионах, все же денег стоит, в конце концов. Если бы она вернулась хотя бы на сто долларов за баррель — это было бы очень красиво. Я подозреваю, что эскалация выгодна для Кремля.

Ариэль Коэн: Если она выйдет из-под контроля и рост цен уходит за 120 к 150 долларов за баррель, она невыгодна, потому что тогда и так уже в Европе и в Азии экономический рост, если не нулевой, то очень анемичный, в Соединенных Штатах еще 3%. Если нефть 150, вы согласны со мной, что мировая экономика заваливается очень быстро? Это нельзя регулировать. Никто не умеет, если это уже пошло вразнос, большая война на Ближнем Востоке, никто не сможет.

А если не большая?

Ариэль Коэн: Если не большая, ее надо как-то контролировать. Мы же соглашаемся, что Россия 100% Иран не контролирует. Америка на 100% Израиль тоже не контролирует. Если речь идет о выживании Израиля, о жертвах на сотни и тысячи человек в Хайфе, Тель-Авиве, в Иерусалиме и так далее, то Израиль тоже никто не будет контролировать. Поэтому говорить о том, что мы эту войну сейчас разогреем, но будем ее контролировать — это дурак только может говорить. Если вам кто-то это скажет, плюньте им в лицо.

 Я плевать не буду. Разве не делают политики ошибки? Российские политики делают ошибки постоянно.

Ариэль Коэн: Трамп может делать ошибки, да.

А если он не твиттерный тигр, как он должен реагировать? Как «Нью-Йорк Таймс» советует, которую он терпеть не может?

Ариэль Коэн: «Нью-Йорк Таймс», надо смотреть, кто советует. Если Брэд Стивенс, то он такой глас вопиющего в пустыне «Нью-Йорк Таймс». Трампу очень важно показать, что он не «твиттерный тигр», в отношениях не только с Ираном, а в отношениях и с Россией, и с Китаем, и с Северной Кореей. Он, на мой взгляд, должен искать, кого он может сейчас наказать. Китайская древняя мудрость: убейте курицу, чтобы напугать обезьяну.

Но Северную Корею не удалось.

Ариэль Коэн: Корею пока не удалось, но у них есть ядерное оружие, вот в чем незадача. Напугаешь этого Кима, а он возьмет и по чему-то бабахнет. У него конвенциональное оружие очень сильное. 42 тысячи артиллерийских стволов и ракет у Северной Кореи. Напугать Иран — это было бы Трампу очень хорошо, и рост популярности, конечно, тоже.

Михаил Соколов: Можно, например, Иран наказать каким-то образом, ведь он ведет себя не так, как принято в международных делах современных, нарушает конвенции, скажем так.

Александр Шумилин: Трамп наказывает Иран всеми возможными способами. К этому, кстати, склоняются европейцы все больше и больше, балансируют целый год между Тегераном и Вашингтоном. Главный вопрос, если возвращаться к России, здесь действительно очень сложно сказать, какие минусы для Кремля в этой ситуации. Упомянуты были нефтяные цены, может быть сто долларов — это всегда подарок, это всегда бонус. Есть нечто большее, чем эти сто долларов. Россия завязла в Сирии по полной программе, находясь между противостоящими друг другу союзниками, противниками, врагами. Россия там находится в ловушке.

Ариэль Коэн: А российское руководство так это воспринимает или нет?

Александр Шумилин: Может быть и считает, я даже уверен, что считает, но так не говорит — это разные вещи. От Пескова вы это не услышите. Ситуация, при которой любой шаг, будь то военный шаг или какие-то политические инициативы, влечет за собой отнюдь не благостные решения, а наоборот какие-то подвижки, скорее обостряющие противостояние. Главная линия противостояния намечается между Россией и Ираном в схватке за Асада и в том, что касается перспектив урегулирования с тем, чтобы Россия все-таки вышла на деле, а не на словах из Сирии. Из этого месива выбраться крайне сложно. Если вдруг произойдет взрыв в Персидском заливе, то внимание мирового сообщества будет передвинуто туда, сирийская проблема будет на втором плане со всеми обременениями. Соответственно, в результате этой войны в Персидском заливе Иран будет значительно ослаблен, с ним уже будет проще иметь дело в том числе и в Сирии, он не будет так упорно держаться за завоеванное в Сирии. Может быть это даст толчок к развязке какой-то в этом сирийском узле тоже.

Я бы обратил внимание на сегодняшнее сообщение, что Иран намерен увеличить мощности производства низкообогащенного урана и наращивать темпы обогащения. Это сообщил пресс-секретарь иранской организации по атомной энергии. Это тоже, наверное, явная угроза, кажется, в отношении европейцев давление?

Ариэль Коэн: Это давление в отношении всех. Потому что Иран говорил до последнего времени, что он не выходит из соглашения, сейчас начинает показывать, что он может выйти тоже из соглашения. Очень легко будет показывать пальцами на Трампа, на Америку, которая расторгла, вышла и так далее. Но факт остается фактом: и России, и Китаю, и европейцам не нужна исламская республика с ядерным оружием и средствами доставки. Они показывают, что у них есть технологическая база, чтобы это сделать. Тогда получается, что Турция и Египет, Саудовская Аравия будут пытаться создать технологическую базу для того, чтобы самим получить ядерное оружие. Уже Соединенные Штаты говорят: мы будем продавать гражданские реакторы. Россия хочет продавать гражданские реакторы, в том числе и Саудовской Аравии.

То есть будет шиитская атомная бомба и суннитская атомная бомба?

Ариэль Коэн: Суннитская есть у Пакистана. Суннитскую бомбу Пакистана профинансировала Саудовская Аравия, якобы эту бомбу пакистанцы саудитам не дарят, но поделиться технологиями они смогут. Это старая технология, это технология 1945 года, 70 лет, их достаточно легко воспроизвести в том числе из тех источников, которые есть в интернете. Поэтому с теми огромными деньгами, которые есть у саудитов, у Эмиратов, которые могут дать эти деньги египтянам, а у Турции есть очень серьезная индустриальная база своя, мы можем получить Ближний Восток, где все на всех, все во всех целятся ядерным оружием. А в какой-то момент у них могут появиться ракеты, которые могут достигать и российской территории. Никому это счастье не нужно.

 Кстати говоря, тут заявления появились со стороны российских разнообразных политиков. Господин Косачев сказал, что это действительно тревожный сигнал — сокращение Тегераном обязательств по ядерной сделке. А другой товарищ из Думы сказал, Дмитрий Новиков, зампред комитета Госдумы, что иранцы действуют по модели КНДР. Эта реакция российская адекватна, как вы считаете?

Александр Шумилин: Да, вполне адекватна. Адекватность состоит в рациональности этих оценок. Как сказал Косачев, это беспокоит, и впрямь это должно беспокоить, волновать, пугать, если угодно. Соответственно, то, что Тегеран начинает разыгрывать именно эту карту по модели Северной Кореи, меня даже удивляют столь адекватные оценки, которые идут по данному вопросу в данный момент.




Ариэль Коэн: И тут возникает мое благодушие, которое говорит о том, что это плохо, что сегодня три великие державы, Китай, Россия и Соединенные Штаты, не могут сесть вместе, закрыть дверь, выгнать всех журналистов.

Журналисты всегда во всем виноваты?

Ариэль Коэн: Нет, не виноваты, чтобы их просто там не было. Я, кстати, всегда говорю, что я в шоке и в ужасе, когда мой президент называет журналистов врагами народа. У меня дедушка был редактором, его назвали врагом народа, и он получил пулю в затылок в НКВД.

За закрытыми дверьми договориться в том числе и по такой проблеме, как Иран, было бы очень хорошо.

А как же Европа?

Ариэль Коэн: Ну и Европа тоже. Европу проинформировать.

Александр Шумилин: Дело в том, что Россия находится в особой игре. Сесть и договориться — слишком большие жертвы приносить и слишком резко рвать с Ираном, здесь нужны какие-то последовательные шаги.

Кстати говоря, итальянский политик Сальвини сегодня сказал, что не надо отталкивать Россию в сторону Китая, надо с ней договариваться. Может быть какие-то изменения в европейском политическом истеблишменте будут, дальше такие политики будут приходить и будут подталкивать к каким-то сделкам с Путиным?

Ариэль Коэн: Сальвини считается крайне правым, он всякие вещи говорит, в том числе и Муссолини цитирует. В это же время президент Германии Штайнмайер говорит, что он рекомендует европейским странам держаться от России подальше, потому что создание общего дома не удалось. Я очень удивился, что Штайнмайер говорит такие вещи. То есть у нас происходит процесс обратный, когда одни говорят одно, другие говорят другое.

Шредер есть, который Крым вдруг России приписал. Что-то такое там неустоявшееся.

Александр Шумилин: Весь мейнстрим европейской политики и есть маргиналы.

Ариэль Коэн: Маргиналами их трудно назвать, если в Италии они уже у власти.

Александр Шумилин: Все-таки их позиция усиливается, но она все еще маргинальная. Она еще не подмочила мейнстрим.

Ариэль Коэн: Дело в том, что мейнстрим как раз очень даже готов покупать российский газ, принимает участие в строительстве известного газопровода «Северный поток-2». Так что тут непонятно, где мейнстрим, а где пророссийские маргиналы.

Александр Шумилин: Не все там так отчетливо. Там стандартная схема, когда большая часть бизнеса выступает за «Северный поток-2», а Меркель то так, то так. В последнее время она больше поддерживала, ее будущая сменщица в этом смысле более радикальна, негативный подход. В политической среде как минимум сохраняются аккуратные сомнения в этом плане.

Ариэль Коэн: Если кто-то озабочен тем, что Россию пододвигают в сторону Китая, об этом нужно было думать три-пять лет назад.

Россия сама стала туда двигаться после Крыма.

Ариэль Коэн: Совершенно верно. Что нужно было делать для того, чтобы это предотвратить: признать Крым, признать историю в Украине, в Донбассе? Нет, конечно.

Александр Шумилин: Дело в том, что эту траекторию касательно Китая прочертил незабвенный Примаков, развернув прозападную линию на восточноазиатскую. Другое дело, в какой степени Россия ложится в эту траекторию, при каких обстоятельствах. После Крыма отчетливо, да. До того были колебания. Это русло проложено тогда, существует достаточно давно и будет воспроизводиться периодически.

Ариэль Коэн: Это фундаментальное изменение российской внешней политики как минимум с конца Первой мировой войны.

Я бы об экзотике еще спросил. Свежее сообщение о встрече Патрушева с венесуэльскими политиками, очередные заявления о том, что Россия поддерживает, консультации по безопасности и так далее. Это тоже раздражитель такой против Соединенных Штатов, как вы считаете, венесуэльская эпопея Сечина, Путина, поддержка режима, который полностью обанкротился, по крайней мере, экономически?

Ариэль Коэн: Вы скажете так, а я скажу, что поддержка Гуайдо, который не показывает, что он способен быстро, элегантно и с какой-то силой взять власть, совершить революцию и так далее. Мне кажется, что обе стороны здесь зашли в тупик. И то, что Соединенные Штаты позволяют у себя в полушарии вопреки модифицированной доктрине Монро, которая говорит о том, что Соединенные Штаты не позволят европейцам еще с 1820-х годов у себя на заднем дворе. Мир изменился. Тут была и Куба, был Сальвадор Альенде. Мир изменился в том смысле, что ЦРУ не может зайти туда и быстренько устроить переворот венесуэльско-кубинской хунты господина Мадуро.

От этого страдают только простые венесуэльцы. Сколько это будет продолжаться, чем это закончится, сейчас говорить трудно. Но Трамп показывает везде, и в Венесуэле, и по Ирану, что он не спешит применять силу. Так же, как я в свое время в Москве говорил: вы еще вспомните мягкого либерала Барака Обаму, вы вспомните изоляциониста и прораба Дональда Трампа. Придет дядюшка Джо Байден, тогда мало не покажется.

То есть это крутая альтернатива, получается, Байден?

Ариэль Коэн: С точки зрения попытки Соединенных Штатов, я не говорю успешной или неуспешной, попытки Соединенных Штатов вернуть мир к тому, где он был до Трампа, будет такая попытка, если Байдена изберут. Хорошо или плохо это будет для России или для Китая, я не знаю. Потому что тогда нужно будет думать, как Россию и Китай интегрировать в этот мир, в мир, который построен по правилам, с международными организациями, с мировой торговой организацией, которая должна решать те самые конфликты, которые есть у Соединенных Штатов с Китаем. Основной конфликт технологии, кража технологий, рынки, «Хуавэй», пятое поколение. А Россия под этот «Хаувэей» легла, будет этот «Хуавэй» вынимать из России всю стратегическую информацию из задних дверей технологических телефонных систем. Хорошо это или плохо для российской госбезопасности — это не ко мне вопрос.

Это к госбезопасности вопрос. Ее и так слишком много везде, мы это видим во внутренней политике, да и во внешней, по-моему, тоже. Сплошные спецоперации. «Двадцатка», которая будет проходить в ближайшее время, непонятно, будет ли встреча Путина с Мэй, в каком формате может быть встреча с Трампом и так далее. Вы говорили, что надо им пообщаться за закрытыми дверями и так далее. Каким может быть это общение, по каким проблемам в свете того, что мы сейчас описали, вплоть до того, что какие-то жуткие картины войны на Ближнем Востоке?

Ариэль Коэн: Жуткие картины войны на Ближнем Востоке. Как это предотвратить? Я еще раз напираю, что это не Путин — Трамп, а это опять же прежде всего Трамп — Си.

То есть главный разговор США и Китая.

Ариэль Коэн: Абсолютно. Основной вопрос нашего времени — это взаимоотношения между Соединенными Штатами как великой державой статус кво и Китая как челенджера, та держава, которая бросает вызов. Россия может бросать вызов тут и там геополитически, на Ближнем Востоке, в Украине, в Восточной Европе, глобально она не может, у нее нет ни технологий, ни инвестиционного капитала, ничего. А Китай может и будет. И как Америке это разруливать без того, чтобы была большая война между Соединенными Штатами и Китаем, если, не дай бог, такая война будет, то Америка соберет весь свой военный потенциал, оголит Европу, тогда европейцам придется отдуваться самим.

Не будем забывать, что Франция, Великобритания, Германия и Италия, каждая из них имеет валовой национальный продукт больше, чем Россия. Думать о том, что они не будут способны быстро как-то мобилизоваться и выстроить какую-то военную силу, не знаю, я не готов говорить сейчас ни в ту, ни в другую сторону. Экономический потенциал как минимум у них уже есть.

Что вы скажете о встречах возможных, о чем бы им пообщаться? Может быть об Украине все-таки, снять этот конфликт? Тем более новый президент Украины теперь, молодой, энергичный, активный, нравится многим.

Александр Шумилин: Конечно, тема Украины будет, ее обойти сложно в сложившейся ситуации. Основная линия, безусловно, это США — Китай, торговые войны, как все преодолеть. Побочные линии все прежние. Конечно, все, что связано с Сирией. На Сирии российское руководство вышло вперед, стало объектом разговора по этой теме. Говорить о сирийской проблеме в рациональном ключе больше говорить не с кем. Можно ли добиться через Россию какого-то прогресса в сирийском урегулировании, здесь вопрос действительно к Москве, в какой степени она готова перейти к политическому урегулированию, что потребует какой-то напряженности, повышенной напряженности в отношениях с Ираном, а может быть и даже серьезных подвижек. На самом деле противоречия там назрели достаточно серьезные, в какой степени Россия будет готова разрубить этот узел, дистанцироваться от Ирана.

Ариэль Коэн: И цена вопроса, бесплатно же она не будет ничего делать.

Александр Шумилин: Естественно, что-то будет предложено по этому поводу. Много предложено быть не может. Допустим, на сохранение Асада никто не пойдет — это неприемлемая цена ни для кого. Да и в Москве особенно к этому не стремятся.

Ариэль Коэн, я думаю, подведет итоги, как наш гость из Соединенных Штатов. Что вы думаете о российском общественном мнении в таком концентрированном выражении, как у нас?

Ариэль Коэн: Видите, разброс мнений. Но вообще я считаю, положа руку на сердце, что это трагедия, что союзники России сегодня — это Китай, это авторитарные государства, Иран, Сирия, страны, где вешают людей за какие-то нарушения, страны, где нарушают права человека сплошь и рядом, даже хуже, чем в России, а с Европой и Соединенными Штатами разругались так, что вообще непонятно, когда это все закончится. С другой стороны отсутствие быстрого экономического роста в России, наверное, кого-то заставляет задуматься, что может быть пришло время собирать камни и улучшать отношения. Я уверен, что на определенных условиях и Европа, и даже Соединенные Штаты к этому будут готовы.

Михаил Соколов

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on linkedin
LinkedIn
В ТЕМУ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Россия вошла в топ-5 стран мира по падению благосостояния населения

Задача войти в «пятерку» крупнейших экономик мира, поставленная президентом России Владимиром Путиным три года назад, в 2020 году была выполнена с неожиданной стороны.
Россия вошла в топ-5 среди 50 крупнейших мировых экономик по скорости падения благосостояния людей, подсчитали аналитики банка Credit Suisse в ежегодном Global Wealth Report, передает БУКВАЛЬНО.

На конец прошлого года на 111,8 млн взрослых россиян приходилось 3,038 трлн долларов благосостояния — 0,73% от мирового показателя в 418,34 трлн долларов.
За год благосостояние российских домохозяйств сократилось на 338 млрд долларов в номинальном выражении. По этому показателю РФ заняла третье место в мире, уступив лишь Индии (-594 млрд долларов) и Бразилии (-839 млрд).

По относительной скорости падения благосостояния — на 9,9% за год — у России четвертая позиция среди 50 крупных стран.

На первом месте в топ-5 пережившая девальвацию реала Бразилия (-23%). Далее следуют Объединенные Арабские эмираты (-13,1%) и Чили (-10,7%).

В среднем на каждого взрослого жителя России приходится 27,162 тысячи долларов благосостояния, подсчитали в Credit Suisse. 
За год эта сумма уменьшилась на 9,6%, что вывело РФ в мировой топ-5. Более резкое сокращение было зафиксировано в Саудовской Аравии (-9,7%), Чили (-11,7%), ОАЭ (-13,8%) и Бразилии (-24,1%).

Впрочем, 27 тысяч долларов на человека — это условная цифра. В реальности же подавляющее большинство российских граждан обладают активами на сумму в разы ниже, поскольку уровень неравенства в РФ — один из самых высоких в мире.

С коэффициентом Джинни 87,8 Россия опережает почти все страны Латинской Америки (кроме Бразилии — 88), большинство государств Африки (кроме ЮАР — 88), уступая лишь отдельным ближневосточным петрократиям (ОАЭ — 88,8, Бахрейн — 88,9) и излюбленным офшорам миллиардеров (Багамские острова — 91,2).

ЧИТАЙТЕ: Разумков и олигархи. Какую игру против Зеленского начал глава парламента

У половины населения России, по подсчетам Credit Suisse, суммарный объем активов не превышает сумму в 5431 доллар на человека.

Это медианный уровень благосостояния, который по сравнению с прошлым годом сократился на 691 доллар, 11,2% — на столько обеднел среднестатистический россиян за год пандемии.
По медианному благосостоянию россияне в 14,5 раз беднее американцев (79274 доллара), в 19 раз беднее испанцев (105831 доллар), в 22,6 раза беднее японцев (122980 долларов).
От жителей Эстонии (38901 доллар) россияне отстают в 7 раз, Албании — в 2,8 раза, Сербии — 2,7 раза.

Медианное благосостояние домохозяйств в России примерно соответствует уровню Перу и Эквадора (5445 и 5444 доллара соответственно), немного отстает от показателей Египта (6329 долларов), но при этом опережает Габон (4685 доллларов) и Экваториальную Гвинею (4651 доллар).
У 72,8% населения России суммарные активы на человека не превышают 10 тысяч долларов.

Для сравнения в Германии таких всего 10,6%, в Испании — 16,7%, в США — 26,3%, в Панаме — 45,3%, в Шри-Ланке — 54,3%.

По этой доле условно «небогатых» людей Россия находится примерно между Ямайкой (66,7%) и Никарагуа (78,2%). Значительно хуже показатели, например, в Руанде (92,8%), Мьянме (91,7%) и королевстве Лесото (97,8%).

Среди взрослых жителей России 3,78 миллиона владеют активами на сумму больше 100 тысяч долларов, а 252 тысячи являются долларовыми миллионерами. Их число за год сократилось на 65 тысяч человек, подсчитали в Credit Suisse.

Более 5 млн долларов имеют 22,1 тысячи россиян, больше 10 млн долларов — 15,18 тысячи, больше 50 миллионов — 1,64 тысячи, больше 100 млн — 1,12 тысячи.

Наконец, в топ по богатству входят 199 человек — их активы превышают 500 млн долларов.

ИСТОЧНИК

16 кулинарных трюков, которые используют на профессиональных кухнях

Почему мясо получается не таким сочным, как нам хотелось бы, а каши имеют пресный и невыразительный вкус?

Возможно, рецепт, найденный в интернете, был неудачным, а может вы просто не знакомы с кулинарными трюками профессиональных поваров.

Мы собрали для вас 15 самых легких, полезных и интересных хитростей, которые позволят наслаждаться процессом готовки и вызовут у вас стойкую любовь к кухне.

1. Улучшаем вкус пасты

В соус к пасте нужно добавить оливки.

Если привычный рецепт пасты уже изрядно надоел, и вам хочется разнообразить вкус любимого блюда, то поэкспериментируйте с соусом. Для того, чтобы сделать его ярким, острым и пикантным следует добавить оливки, яблочный уксус или лимонный сок. А вот нежности готовой пасте добавят молочные продукты, такие как греческий йогурт, сливочный сыр. Их нужно добавлять за 2-3 минуты до готовности блюда, чтобы вкус получился наиболее насыщенным.

2. Избавляем тесто от липкости

Избавить тесто от липкости поможет подсолнечное масло.

Многие хозяйки сталкиваются с тем, что во время замешивания или раскатывания теста оно прилипает к рукам и скалке. Кондитеры советуют в этом случае использовать не муку, а рапсовое масло. Им нужно смазать ладони, рабочую поверхность и все кухонные инструменты, которые «взаимодействуют» с тестом. Благодаря этим манипуляциям, оно не будет прилипать и не потеряет свою эластичность от излишков муки.

ЧИТАЙТЕ: С паршивой овцы, хоть шерсти клок? Сколько украинские олигархи зарабатывают в России

3. Спасаем лук от горения

Чтобы лук не горел, в сковороду нужно добавить лед.

Если во время жарки лука он пригорает либо зажаривается слишком сильно, то положите в сковороду 1-2 кубика льда. Это поможет охладить девайс и сохранить лук в необходимой кондиции.

4. Улучшаем вкус круп

Крупы будут вкуснее, если их варить в воде, в которой заваривался чай.

Киноа, рис, булгур и ряд других круп не отличаются ярко выраженным вкусом. Чтобы исправить этот недостаток, не нужно добавлять много соли, перца и специй. Достаточно перед готовкой каши опустить в воду, в которой вы планируете варить крупу, 2-3 чайных пакетика. Лучше всего выбирать черный чай крепких сортов, например, «эрл грей», чтобы вкус получился более насыщенным.

5. Быстро размораживаем мясо

Мясо можно разморозить при помощи противня и кастрюли с водой.

Гости на пороге, а мясо, которое вы планировали подать к ужину, еще лежит в морозилке? Не беда! Быстро разморозить курицу или свинину вам поможет следующий метод: положите мясо в пластиковую упаковку, положите его на металлический противень для духовки и поставьте сверху кастрюлю с теплой водой. В зависимости от размера и толщины кусочка, время разморозки будет варьироваться от 5 до 15 минут. Такой быстрый эффект гарантируется за счет сочетания давления от пресса и тепла, которое фиксируется между двумя металлическими поверхностями и, тем самым, прогревает мясо.

6. Избавляем лук от жгучести

Чтобы лук был менее жгучим, замочите его в воде.

Если вы боитесь, что жгучий лук может вам испортить вкус овощного салата, то замочите его в холодной воде перед тем, как добавлять в блюдо. 15 минут будет вполне достаточно.

7. Делаем вкус кофе более насыщенным

Кофе с морской солью имеет более насыщенный вкус.

Для тех, кому надоел стандартный вкус кофе, предлагаем следующий кулинарный лайфхак: перед варкой бодрящего напитка добавьте в него немного корицы и морской соли. В совокупности эти два ингредиента дадут кофе непревзойденный аромат. А улучшить вкус помогут цедра лимона и апельсины. Но перед тем, как класть компоненты в напиток, их нужно высушить и измельчить до состояния порошка.

8. Делаем салаты более полезными

Добавляйте в салат соль крупного помола.

Вместо обычно соли врачи советуют добавлять в овощные салаты поваренную соль крупного помола. Такая манипуляция не только делает готовое блюда более полезным для здоровья, но и улучшает его вкус в несколько раз.

Совет: Чтобы салат был вкуснее, добавляйте вместе с солью щепотку сахара. Он подчеркивает аромат других ингредиентов и делает их вкус насыщеннее.

9. Готовим вкусный торт

В идеальном торте должно быть одинаковое количество яиц, муки, масла и сахара.

Нужен торт на День Рождение или просто хотите побаловать членов семьи? Тогда соблюдайте простое правило: кладите в тесто одинаковое количество (в граммах) сливочного масла, муки, сахара и яиц. Также обязательно добавляйте щепотку соли. Этот простой ингредиент, даже в небольшом количестве, выполняет много полезных функций: делает готовую выпечку более упругой, вкусной, помогает ей держать форму.

10. Готовим сочные котлеты

Добавляйте в фарш не хлеб, а панировочные сухари.

По нашей информации, улучшить вкус котлет, сделать их более сочными и нежными можно при помощи панировочных сухарей. Их нужно добавлять в блюдо вместо хлеба, замоченного в молоке.

11. Готовим идеальную яичницу

Чтобы яичница была нежнее, добавляйте воду.

Для приготовления вкусной яичницы либо омлета возьмите не растительное, а сливочное масло. Также не забудьте добавить в сковороду немного воды, когда заметите, что белок начинает застывать. Такая маленькая хитрость убережет блюдо от подгорания и сделает его нежнее.

12. Добиваемся нестандартного вкуса клубники

Вкусный рецепт — клубника, сахарная пудра и бальзамический уксус.

Клубника со сливками уже стала своеобразной классикой и одним из лучших вариантов романтического блюда. Однако, не только сливки способны сделать вкус ягод превосходным. Предлагаем вам следующий рецепт: возьмите 10-15 штук вымытой клубники, посыпьте сахарной пудрой и добавьте несколько капель бальзамического уксуса. Несмотря на то, что сочетание является весьма смелым, финальный вкус десерта поразит даже гурманов. Кстати, этот вид уксуса прекрасно сочетается и с другими фруктами, нужно только найти свое идеальное решение.

13. Делаем на мясе хрустящую корочку

Перед жаркой мясо нужно вытереть насухо полотенцем.

Чтобы мясо было нежным, сочным внутри, но при этом имело хрустящую корочку, перед обжаркой его необходимо насухо вытереть бумажным полотенцем. Способ легкий, но очень действенный.

14. Готовим ароматную выпечку

Чтобы выпечка была ароматной, добавляйте коньяк.

Не важно, что вы готовите: торт, пирог, булочки либо пирожные. Обязательно добавляйте в выпечку несколько столовых ложек алкоголя. Чаще всего повара для этих целей используют ром, коньяк или водку. Алкогольные напитки помогают сделать готовый десерт не только хрустящим, но и ароматным.

15. Улучшаем вкус фасоли

Фасоль будет иметь отменный вкус, если тушить ее в пиве.

Чтобы улучшить вкус фасоли и сделать из нее действительно аппетитной блюдо, протушите ее в пиве. После этого смешайте с овощами и обжаренным мясом. В результате получится удивительно вкусное кушанье, которое обязательно займет почетное место на вашем столе.

16. Готовим полезный холодный чай

Холодный чай с содой, корицей и лимоном — отличный вариант для лета.

Если вы хотите приготовить вкусный освежающий напиток, который станет настоящим спасением в летнюю жару, воспользуйтесь следующим рецептом. В остывший крепкий чай добавьте щепотку соды, немного корицы, несколько листочков мяты и лимонный сок либо дольку лимона. Получится очень вкусный тонизирующий ice tea, который, к тому же, очень полезен для здоровья, ведь сода способствует быстрому очищению почек.

22 вещие цитаты Робинзона Крузо

Не забудь взять их с собой в кораблекрушение на необитаемом острове!

«Книги, подобной „Робинзону Крузо“, никогда не было и не будет написано. Много лет обращался я к этой книге, — обыкновенно в минуты, когда покуривал трубку, — и она была мне верным другом и советчиком во всех трудностях этой земной юдоли. В дурном ли я расположении духа — иду к „Робинзону Крузо“. Нужен ли мне совет — к „Робинзону Крузо“. В былые времена, когда жена чересчур надоест мне, и по сей час, когда чересчур приналягу на стаканчик, — опять к „Робинзону Крузо“». Так сказал Зарату… ну почти — Габриэль Беттередж, дворецкий леди Джулии Вериндер из славного детектива «Лунный камень» Уильяма Уилки Коллинза.

ЧИТАЙТЕ: С паршивой овцы, хоть шерсти клок? Сколько украинские олигархи зарабатывают в России

А кто мы такие, чтобы спорить с дворецким самой леди Вериндер? Мы и со своим-то дворецким не спорим, уж он больно величествен и грозен. Еще уволится — и опять самим по-холостяцки стирать свои жабо в раковине… Бр-р. Так что мы смиренно открываем томик Даниэля Дефо о приключениях длиной двадцать восемь лет два месяца и девятнадцать дней. И выбираем цитаты, которыми жизнь умудрила обитателя необитаемого острова.

Как ты, читатель, помнишь, гражданин Крузо вел дневник, куда записывал свои мысли — «не для того, чтобы увековечить их в назидание людям, которые окажутся в моем положении (ибо таких людей едва ли нашлось бы много), а просто чтобы высказать словами все, что меня терзало и мучило, и тем хоть сколько-нибудь облегчить свою душу».

Глупо приниматься за работу, не рассчитав, во что она обойдется и хватит ли у нас сил для доведения ее до конца.

Как полезно было бы каждому из нас, сравнивая свое настоящее положение с другим, еще худшим, помнить, что провидение во всякую минуту может совершить обмен и показать нам на опыте, как мы были счастливы прежде.

Люди стыдятся не греха, а раскаяния, стыдятся не поступков, за которые их можно по справедливости назвать безумцами, а исправления, за которое только и можно почитать их разумными.

Дурное употребление материальных благ часто является вернейшим путем к величайшим невзгодам.

Во всяком зле можно найти добро, стоит только подумать, что могло случиться и хуже.

Человеку, постигшему истину, избавление от греха приносит больше счастья, чем избавление от страданий.

Голод укрощает даже львов.

Мирские блага ценны для нас лишь в той степени, в какой они способны удовлетворять наши потребности, и что сколько бы мы ни накопили богатств, мы получаем от них удовольствие лишь в той мере, в какой можем использовать их, но не больше.

Какое игралище судьбы человеческая жизнь! И как странно меняются с переменой обстоятельств тайные пружины, управляющие нашими влечениями! Сегодня мы любим то, что завтра будем ненавидеть; сегодня ищем то, чего завтра будем избегать.

Страх опасности всегда страшнее опасности уже наступившей, и ожидание зла в десять тысяч раз хуже самого зла.

Насколько меньше роптали бы мы на судьбу и насколько больше были бы признательны провидению, если бы, размышляя о своем положении, брали для сравнения худшее, а не лучшее, как мы это делаем, когда желаем оправдать свои жалобы.

Если вы встретитесь с медведем в лесу и не затронете его, и он не тронет вас, но при этом вы должны быть очень вежливы с ним и уступать ему дорогу, так как он большой барин и не уступит дороги и королю.

Такова уж человеческая натура: мы никогда не видим своего положения в истинном свете, пока не изведаем на опыте положения еще худшего, и никогда не ценим тех благ, которыми обладаем, покуда не лишимся их.

Не Крузо единым!

Самое безотрадное положение легко может сделаться еще безотраднее, если так угодно будет провидению.

Кто прожил двадцать лет один-одинешенек среди океана, тому не пристало бояться черта.

Если, с одной стороны, моя жизнь была безотрадна, то, с другой, я должен был быть благодарен уже за то, что живу.

Все наши сетования по поводу того, чего мы лишены, проистекают, мне кажется, от недостатка благодарности за то, что мы имеем.

Как часто в течение нашей жизни зло, которого мы всего более страшимся и которое, когда оно нас постигло, представляется нам верхом человеческих испытаний, — как часто это зло становится вернейшим и единственным путем избавиться от преследующих нас несчастий

То, что является спасением для одного, губит другого.

Несмотря на всю бедственность и ужас нашего положения, в нем всегда найдется, за что поблагодарить провидение, если мы сравним его с положением еще более ужасным.

Глупить — удел молодежи, как удел людей зрелого возраста, умудренных дорого купленным опытом, — осуждать безрассудства молодежи.

В минуты колебания смело следуй внушению внутреннего голоса, если услышишь его, хотя бы кроме этого голоса ничто не побуждало тебя поступить так, как он советует тебе.

Аватор: Марк Залкинд

Голод, бедность и пустыня: Экологи рассказали, какой будет Украина через 20 лет

В Министерстве экологии Украины заявили, что страна переходит в зону высочайших температур и погодных катаклизмов, что, по мнению учёных, не…
Россия готова применить ядерное оружие: Начальник Генштаба РФ назвал условие

Россия готова применить ядерное оружие: Начальник Генштаба РФ назвал условие

Как передает БУКВАЛЬНО, 23 июня, во время конференции по безопасности в Москве, начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов назвал условие,…
ЭКCПЕРТЫ

Разумков и олигархи. Какую игру против Зеленского начал глава парламента

Пиар-стратегия Зеленского на ближайший год базируется на изображении борьбы с олигархами. Но благодаря Разумкову все может окончиться большим конфузом, пишет…

Что о планах Путина говорит первая пятерка "Единой России"

О том, какие выводы можно сделать после предвыборного съезда «Единой России», «ДС» поговорила с директором Украинского института будущего Вадимом Денисенко.…

Зачем Путин опять "опустил" Медведева

«Единая Россия» определилась, кто поведет партию на выборы, передает БУКВАЛЬНО со ссылкой на dw.com. Вытянут ли Шойгу и Проценко низкий…