Causeur: Россия – великан на глиняных ногах. Запад не признает за ней права на зону влияния

На женевской встрече Джо Байдена и Владимира Путина ни один из лидеров не старался всерьез прийти к взаимопониманию держав. Вместо этого они стремились определить стабильные ориентиры и опоры вот уже долгое время конфликтных отношений. Такая невысокая планка связана в первую очередь с большими амбициями российского лидера, которые перекликаются с давними историческими традициями его страны.

На  саммите в Женеве Джо Байден и Владимир Путин стремились минимизировать ожидания. Главной задачей для них было определить новые рамки, в которые должны умещаться то и дело возникающие конфликтные ситуации. Ни один из лидеров не хотел бы увидеть, как одна из таких ситуаций перерастает в открытую конфронтацию. С американской стороны имеется немало претензий, от обвинений России во вмешательстве в американские выборы до войны на Украине и судьбы Алексея Навального. Как бы то ни было, все эти немаловажные моменты (а также возвращение гонки вооружений, в том числе ядерных) на самом деле лишь скрывают за собой глубокую и, вероятно, непримиримую разницу в положении и во взглядах между США и Россией. То есть — разницу между единственной мировой сверхдержавой и все еще важной третьей военной державой в мире (очевидно, автор имеет в виду военные расходы, по которым Россия уступает не только США, но и Саудовской Аравии — прим. ред.). Противостояние продолжится, потому что Байден не может и не хочет дать Путину то, что ему нужно.

Колосс на глиняных ногах

Россия вот уже два столетия является колоссом на глиняных ногах, хотя в определенные периоды у России получалось скрыть свои слабости. Она проиграла нам Крымскую войну 1853-1856 годов. Она потерпела поражение в русско-японской войне 1904-1905 годов, ставшей первым разгромом европейской страны азиатским государством в современную эпоху. Проигрыш в Первой мировой войне повлек за собой крах царского режима. Наконец, поражение в холодной войне стало причиной падения коммунистов, ставших, хотят они того или нет, преемниками династии Романовых.

ЧИТАЙТЕ: Эксклюзив по-украински: Лечение COVID-19 стволовыми клетками

Все это время страну преследовал призрак отставания от Европы, а затем и от Запада в целом. Отставания, в частности, в технологической, военной, промышленной и экономической сферах. Это повлекло за собой периоды лихорадочной деятельности. С подачи власти страна предпринимала страшные усилия, которые были призваны наверстать отставание. Даже распад СССР не ознаменовал собой отход от этой схемы развития, которая практически не оставляет мало места для похожей на нашу рыночной экономики. После десятилетия Ельцина в России, Владимир Путин продолжил традиционный подход с опорой на государство в стремлении сократить пропасть между Россией и Западом.

После распада Советского Союза в 1991 году Москва потеряла больше территории, чем занимает Европейский Союз. Она также лишилась поддерживавшей ее восточной части Германии (ГДР — прим. ред.) и прочих сателлитов в Восточной Европе, которые сегодня входят в западный военный альянс. Москва также не контролирует прибалтийские государства и другие бывшие владения вроде Азербайджана, Грузии и Украины, которые в той или мной степени сотрудничают с Западом, в том числе в вопросах обороны и безопасности.

Россия все еще остается самой большой страной мира, но территория страны сегодня значит для статуса великой державы меньше, чем экономический динамизм и человеческий капитал: в этих сферах Россия все еще отстает, и это не говоря уже о ее слабой демографической динамике. В 2019 году российский ВВП составил 1,7 триллиона долларов, что на 15% меньше, чем у Италии, и не доходит даже до половины немецкого уровня. Хотя если рассчитывать ВВП по паритету покупательной способности, отставание России будет уже не так велико, причин для беспокойства у Запада пока нет. В сравнительных показателях российская экономика составляет всего 1,5% мирового ВВП и всего 7% американской экономики. Кроме того, в отличие от тех же США российская экономическая система очень сильно зависит от экспорта сырья и углеводородов (и, как следствие, от цен на это сырье на мировых рынках). Что касается геополитической обстановки, она без конца обостряется. США окружают Россию базами, сохраняют за собой первое место и статус сверхдержавы.

Страх окружения

Роль России в мире была во многом сформирована ее уникальной географией: у нее нет естественных границ за исключением Тихого и Северного Ледовитого океана. На протяжении всей своей истории России приходилось сталкиваться с зачастую бурными явлениями в Азии, Европе и на Ближнем Востоке. (Под «бурными явлениями» автор разумеет, очевидно, вторжения цивилизованной Европы в 1812 и в 1941 году, когда на кону стояло физическое существование России — прим. ред.) В связи с этим Россия чувствует себя уязвимой и подверженной попыткам окружения. Какими бы ни были изначальные причины российского экспансионизма (к нему зачастую примешивался оппортунизм, стремление использовать предоставившуюся возможность), военная и политическая элита страны не отказалась от него. Она считает, что только новая экспансия может защитить прошлые территориальные приобретения. (Непонятно, на какие новые территории Россия якобы претендует. Похоже, что он считает, что и в Крыму в 2014 году жили не русские люди — прим. ред.). Таким образом, безопасность России традиционно опирается на оборонительную экспансию с целью предотвращения потенциального нападения.

Сегодня расположенные у российских границ небольшие государства рассматриваются Москвой как потенциальные опоры для врагов, чья цель — окружить, задавить и подчинить Россию. После распада СССР это чувство усилилось. Путин рассматривает все номинально независимые сопредельные государства (в том числе Украину) как платформы на службе «западных держав» (прежде всего США), которые США якобы стремятся использовать против России.

Как и в прошлом, российская внешняя политика опирается на сильное государство, которое считается единственным гарантом безопасности, ключевых интересов и внутреннего порядка. Но обычно проекты формирования сильного государства в России скатываются в укрепление личной власти. Смешение разнузданного патриотизма и озлобленности на Запад стало характерной чертой путинского периода. Но даже если бы правительство состояло не из бывших агентов КГБ, перед ним стояли бы те же самые проблемы: отставание от Запада, сложная география и стремление играть большую роль в мире без природных данных для такой роли. Как писал один автор, чье имя мне сейчас никак не удается вспомнить, Россия не обладает империей, потому что она и есть империя… Таким образом, направленность внешней политики России — это в равной степени результат выбора самой России и структурных ограничений.

Страна, которую ослабил ее собственный лидер

Эйфория по поводу успешности российского вмешательства в гражданскую войну в Сирии не должна скрывать более важный факт: стратегическое положение России тяжелое. Коктейль из слабости и величия на протяжении десятилетия породил лидера, который стремится совершить рывок вперед, сосредоточив власть в собственных руках. Он проводит свою линию без согласования с заграницей, и это ослабляет способность страны развивать и диверсифицировать экономику а, следовательно, усиливать и другие стороны своей невеликой мощи. Вспомним и то, что периоды хороших отношений России и США были редкостью. Это не случайно. Между двумя державами возникла настоящая пропасть из-за расхождения интересов и практически полной противоположности политических культур (взять хотя бы роль государства, индивида, предприятий и частной собственности).

В отличие от СССР, современная Россия не представляет собой угрозы международному порядку. Москва действует в рамках классической геополитической игры власти и влияния. В определенных областях и вопросах Россия в состоянии навредить интересам США, но она отнюдь не представляет для них ту же угрозу, что в прошлом Советский Союз. Сегодня Россия хочет, чтобы Запад просто признал ее «сферу влияния» на постсоветском пространстве. Такова цена, установленная Путиным за нормальные отношения с Россией. Именно это его условие вызвало протесты со стороны Запада, а они в свою очередь помешали устойчивому сотрудничеству Запада и России. И при текущем соотношении сил Байден и его преемники определенно не примут требование Путина признать за Россией право на влияние.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn
В ТЕМУ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Barometern: «Северный поток» угрожает не энергетической, а военной безопасности Европы

Barometern: «Северный поток» угрожает не энергетической, а военной безопасности Европы

Строительство «Северного потока — 2», газопровода, который идет из России в Германию через Балтийское море, долгое время очень горячо обсуждалось, в том числе и шведскими политиками. Шведов это касалось, например, потому, что несколько лет назад Газпром хотел для строительства трубопровода арендовать порт Слите на Готланде. Ему это не позволили — и это хорошо для безопасности Швеции, пусть готландцы и упустили выгодную сделку.

Политизация трубопроводов в Балтийском море проблематична с точки зрения международного морского права. Но тут стоит напомнить, что сама Россия не постеснялась с помощью своего флота продемонстрировать, как она относится к кабелю Nordbalt, который шведы протянули из Нюбру в Литву.

ЧИТАЙТЕ: В Британии зафиксировали суточный рекорд смертности от COVID-19 за четыре месяца

Если бы не внешнеполитическое поведение России, вопрос о «Северном потоке» не был бы таким острым. По словам россиян, это лишь выгодная для всех участников сделка. На самом деле они сами виноваты, что этот вопрос получил множество измерений.

В этом году дело приняло новый оборот. Франция, которая ранее призывала Германию закрыть проект, прекратила давление на немецкого соседа. А США, которые ранее ввели санкции, затронувшие немецкие предприятия, теперь, по словам высокопоставленной чиновницы Виктории Нуланд (Victoria Nuland), сменили стратегию:

«Хотя мы по-прежнему выступаем против трубопровода как такового, мы заключили соглашение с Германией: если Россия, как того опасаются, попытается использовать газопровод в качестве инструмента давления — а она подобное уже делала в отношении Украины с помощью других трубопроводов — в ответ будут введены дополнительные санкции».

Все это лишь подчеркивает, что главная проблема, связанная с этим трубопроводом, не в газовой зависимости — ее, очевидно, можно избежать, и планы ответных мер уже существуют. А если бы Германия еще и перестала так рьяно выступать против атомной энергии, ситуация стала бы еще более обнадеживающей. Но гораздо большая опасность заключается в том, что Россия может использовать трубопровод, чтобы усилить военное присутствие в Балтийском море.

И все равно дискуссии чаще всего вращаются именно вокруг вопроса энергетической зависимости.

Идея остановить строительство всегда была более или менее бесперспективной: Германия — крупнейшая экономика ЕС, и ее потребности в энергии игнорировать нельзя. Было необходимо найти способ решить этот вопрос совместно.

Но риски никуда не делись. То, что США договорились о стратегии с немцами и к тому же отменили санкции против задействованных в проекте немецких компаний, очень благотворно скажется на укреплении американо-европейских отношений, пошатнувшихся за неспокойные годы правления Трампа.

Хорошие отношения между Германией и США имеют ключевое значение для военной безопасности Европы — и Швеции в том числе. И очень важно действовать в ситуации, когда Россия увеличивает свое присутствие в Балтийском море.

У Путина есть настоящая проблема, от которой он становится еще более опасным

У Путина есть настоящая проблема, от которой он становится еще более опасным

У России есть только ядерное оружие, нефть и «ничего больше», что «делает Путина еще более опасным», заявил президент США. Байден обвинил РФ в намерении вмешаться в американские выборы в 2022 году, передает БУКВАЛЬНО со ссылкой на dw.com.

У президента России Владимира Путина есть «настоящая проблема», считает его американский коллега Джо Байден. Путин «сидит на верхушке экономики, у которой есть ядерное оружие, нефтяные скважины и больше ничего», заявил глава Белого дома во время посещения офиса директора Национальной разведки США во вторник, 27 июля. Путин «знает, что у него настоящие проблемы — и это, по-моему, делает его еще более опасным», добавил американский лидер.

ЧИТАЙТЕ: СБУ разоблачила схему продажи младенцев иностранцам. ФОТО

Кроме того, Байден обвинил российские власти в попытке вмешаться в выборы в американский Конгресс в 2022 году путем распространения дезинформации. «Посмотрите на то, что Россия уже сейчас делает в отношении выборов 2022 года и в плане дезинформации, — отметил президент США. — Это чистое нарушение нашего суверенитета».

Кроме того, Байден выразил обеспокоенность в связи с недавним увеличением количества кибератак, в том числе с использованием программ-вымогателей. «Если разразится война, настоящая война со стрельбой, с крупной державой», то произойдет это из-за хакерской атаки, предостерег американский президент.

Неделей ранее Вашингтон обвинил Пекин в осуществлении масштабной операции кибершпионажа через сервис Microsoft Exchange Server. Кроме того, Белый дом неоднократно призывал Кремль принять меры против атак с использованием программ-вымогателей, исходящих, как считают власти США, с территории России.

Победа или тупик?

Победа или тупик?

Политика штука обманчивая. Порой ждешь одного результата, а получаешь другой. Пример тому — последствия ухода США из Афганистана и договоренность Байдена- Меркель о завершении строительства газопровода «Северный поток-2»(СП-2). Это события говорят о том, как эфемерна грань между победой и поражением.

Уход США из Афганистана стал поводом для российского злорадства: «Миссия Америки закончилась провалом!» Так приятно увидеть поражение соперника, который должен зализывать раны.

В 1975 г уход Америки из Индокитая стал ударом по американскому лидерству, вызвав наступление СССР по всему полю — от Афганистана до Анголы. Поражение во Вьетнаме лишило Америку драйва на долгие годы.

Сегодня уход Америки из Афганистана – драма, которая еще заставит переосмысливать приоритеты мировой политики. Но первоочередной вопрос очевиден: кто заполнит вакуум, который оставляют США? Западные комментаторы говорят: «Китай намерен занять место, которое освободили США». Политика ведь не терпит пустоты, верно?

ЧИТАЙТЕ: Интересные факты об Олимпийской команде США

Стоит напомнить, что в Афганистане американцы со своими союзниками защищали российскую зону влияния от террористических угроз и наркотиков. Захочет ли Китай стать для России таким заслоном?

До сих пор у России и Китая был общий интерес — сдерживание США. Что их будет объединять, если Америка теряет роль гегемона?

Между тем, Китай — мировая держава, живущая обидой за прошлые унижения и мечтающая о реванше. Китайцам могут быть понятны рассуждения Путина об «исторических территориях». Для Китая «исторические территории» — это российское Приамурье и Приморье, в свое время захваченные Россией у династии Цин.

Словом, поражение Америки в Афганистане отнюдь не победа России и даже не повод для злорадства.

Второе событие, которое вызывает противоречивые последствия, — это «пакт» США и Германии о разрешении конфликта вокруг газопровода «Северный поток -2». Пакт говорит об успехе германской “Ostpolitik”, которая создала остроумный механизм взаимодействия Германии с Россией: «Используй российские ресурсы и не раздражай Кремль».

Вашингтон во имя сдерживания Китая согласился на сделку с Берлином, основанную на Интересе. Но если Вашингтон признал первенство Интереса, то идея Байдена об антикитайском фронте рушится. Зачем Европе действовать против своего коммерческого интереса, завязанного на Китай?

Не исключено, что цена, которую Байден заплатит за свою договоренность с Берлином, окажется выше ожидаемой выгоды.

Так, американо-германский пакт вызвал новое размежевание внутри западного сообщества, подрывая доверие к США среди американских союзников. Байден столкнулся с возмущением представителей обеих партий в Конгрессе, объединенных идеей санкций против России. Возмущается «Новая Европа» (Польша и Балтия), ориентированная на жесткий курс в отношении России. В Украине американо-германская договоренность вызвала обвинения в предательстве ее интересов.

И еще: есть сомнения, что Германия, взявшаяся урезонивать Кремль, справится с задачей. Пока Берлин даже с помощью Парижа не смог обеспечить Минские соглашения по Украине. И возьмет ли на себя преемник Меркель гарантии этой сделки?

Официальные лица в Вашингтоне и Берлине признают, что у них нет инструментов заставить договорённость работать и сделка зависит от настроений Кремля.

А тем временем Кремль, заявляя об «экономической целесообразности» самого спорного вопроса — продления транзита газа через Украину после 2024 г — разрушает конструкцию, слепленную Байденом с Меркель.

Так, что договоренность не гарантирует ни сохранение транзитного коридора через Украину, ни того, что Россия не будет использовать энергоресурс в политических целях. А почему нет, если Кремль исчерпает другие средства давления?

Есть ли основания говорить, что Европа, «привязав» к себе Россию через СП-2 и наполняя российский бюджет, может оказывать влияние на Россию? Можно не сомневаться в одном: «энерго-корридор» будет откармливать клептократию, облепившую его с обеих сторон. В любом случае «привязка» будет работать не на европеизацию России, а на ее стагнацию. Как и было до сих пор.

Пакт Байдена-Меркель является признанием того, что Запад не может ни исключить Россию из системы своих «сосудов», ни сдерживать Россию.

Но и похоронить «СП-2» нереально. Вашингтон не готов к конфликту с Германией. В свою очередь Германия не готова отказаться от изобретения, которое германский публицист Джозеф Джоффе сформулировал так: «С одной стороны, находи укрытие под американским ядерным зонтиком; с другой, договаривайся с русскими, чтобы снизить зависимость от Дяди Сэма».

Казалось бы, пакт можно признать победой Путина. Но и эта победа иллюзорна. Не только потому, что сделка консолидирует ее противников. Ирония в том, что американо-германская легитимация «Северного потока-2» произошла в момент, когда ЕС принял программу освобождения Европы от нефте-газовой зависимости к 2050 г. Модель экономики, на которую работает «СП-2», признана исчерпанной. Вряд ли ее спасет даже европейская клептократия.

Эту иронию вынужден признать и Кремль: «Становится ясно, что уже начиная с 2023 года мы будем платить углеродный налог от €1,4 млрд и далее — до €10 млрд в течение ближайших пяти лет — только за то, что наш экспорт энергоресурсов недостаточно «зеленый» (Дмитрий Песков, спецпредставитель президента по вопросам цифрового и технологического развития). Вот так — строили газопровод, чтобы снабжать Европу, а теперь придется еще за снабжение и платить! «Прежде всего надо честно признаться себе, что этот раунд сложился не в нашу пользу» ( Песков). Святая правда.

И как долго мы протянем в ситуации исчерпанности?

Автор: Лилия Шевцова

Barometern: «Северный поток» угрожает не энергетической, а военной безопасности Европы

Barometern: «Северный поток» угрожает не энергетической, а военной безопасности Европы

Строительство «Северного потока — 2», газопровода, который идет из России в Германию через Балтийское море, долгое время очень горячо обсуждалось,…
У Путина есть настоящая проблема, от которой он становится еще более опасным

У Путина есть настоящая проблема, от которой он становится еще более опасным

У России есть только ядерное оружие, нефть и «ничего больше», что «делает Путина еще более опасным», заявил президент США. Байден…
ЭКCПЕРТЫ

Почему у Путина опять проблемы с правым альянсом в Европарламенте

Крайне правым и националистическим силам в Европе всегда мешало объединиться то, что они как раз против тесного союза своих стран,…

Президент Путин, принцип Тиглат-Паласара и Украина

Статья Путина об Украине — сразу и на русском, и на украинском — вышла на сайте Кремля. Это вполне соответствует…

Лавирующая фрау: Меркель помогла Путину расколоть Европу и нанести вред Украине

Заняв известную позицию по «Северному потоку-2», Берлин расписался в несостоятельности своей внешней политики. Она расколола Запад. Теперь ФРГ обязана вернуть…