Украина может потерять деньги «Укртранснафты»

Глава Министерства энергетики Украины Владимир Демчишин поручил перевести счета и депозиты подведомственных предприятий в государственные банки. Об этом сообщает УКРОП со ссылкой на Лента.Ру и «Интерфакс-Украина».

Объясняя это решение, министр сослался на ситуацию с банком «Киевская Русь», который недавно был признан неплатежеспособным.

Говоря о других банках, Демчишин упомянул «ПриватБанк» Игоря Коломойского, отметив, что компания «Укртранснафта» (оператор магистральных нефтепроводов) располагает там депозитом в несколько миллиардов гривен. «Я не знаю, получим ли мы к ним доступ», — подчеркнул он.

Конфликт вокруг «Укртранснафты» разгорелся на прошлой неделе, когда было заменено руководство: председателя правления Александра Лазорко, который считался протеже совладельца группы «Приват» Игоря Коломойского, отстранили от должности по решению наблюдательного совета. Назначенный на его место Юрий Мирошник заявил, что деятельность предприятия за время, пока им руководил его предшественник, будет проверена.

Увольнение Лазорко, как отмечалось, было инициировано министерством энергетики. Поводом стали повышенные расходы «Укртранснефти» на хранение технической нефти на мощностях «Привата» (по данным источника в министерстве, стоимость хранения была повышена вдвое, в результате ежедневные расходы «Укртранснафты» на эти цели составили 2,5 миллиона гривен / 6,4 миллиона рублей).

Коломойский в связи со сменой руководства компании лично прибыл в офис «Укртранснафты», чтобы поддержать Лазорко. Сообщалось, что его сопровождали автоматчики. Журналистам губернатор объяснил, что якобы защищает предприятие от рейдерского захвата.

ВСЕ НОВОСТИ УКРАИНЫ И МИРА ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on linkedin
LinkedIn
РЕКЛАМА
«загрузка...
Загрузка...
В ТЕМУ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кем был гладиатор Спартак. ВИДЕО

В первом веке до нашей Эры Рим потрясло крупнейшее в истории восстание рабов под предводительством беглого гладиатора ¬– Спартака. Восстания рабов случались и раньше, но ни одно из них не ставило под угрозу само существование Рима. Об этом восстании написано великое множество исследований. Тем удивительнее, что до сих пор неизвестно достоверно, кем был легендарный вождь восставших.

В этом видео я расскажу об основных существующих версиях о происхождении легендарного предводителя рабов. Римские писатели, современники восстания, называют Спартака «фракийцем».

Фракия расположена на территории современной Болгарии и в то время была населена племенами, которые воевали с Римом. То есть Спартак и в самом деле мог быть фракийским воином, попавшим в плен. Так часто бывало — если пленный покорен, то его делали простым рабом. А если он имел характер бунтовщика и был опасен, то его отдавали в гладиаторы, чтобы на арене он повеселил почтенных римлян.

Иногда пишут, что Спартак происходил из племени Медов и воевал во Фракии на стороне римлян, в рядах ауксилариев – вспомогательных войск при легионе. Это объяснило бы воинские таланты и умения Спартака, проявленные им во время войны с римскими легионами. Но подтверждений этой гипотезы, к сожалению, нет. Плутарх полагал, что Спартак вовсе не фракиец, а родом из какого-то кочевого племени. Вождь мятежников и правда был отличным всадником и на последний бой вышел именно конным.

Если бы он был пехотинцем, хоть фракийским, хоть любым иным, то было бы непонятно, где он получил навыки всадника.

Тем более, что в то время ещё не изобрели стремена и удержаться на коне, тем более в бою, было намного труднее. Не зря же у римлян всадников выделили в отдельную касту, ибо только мальчики из таких семей имели возможность с детства учиться верховой езде. Возможно, что «фракийцем» Спартак стал уже в гладиаторской школе. Кроме названия племени, это ещё и одна из гладиаторских «профессий», таких как ретиарий или секутор. Фракийцы выходили на арену в доспехе, со шлемом, мечом и щитом.

Если у Спартака был военный опыт, то вполне логично приписать его к гладиаторской фракции, которая вооружена и защищена примерно так же. Переучивать новичка, привыкшего орудовать мечом, на трезубец и сеть, не было смысла. Некоторые полагают, что Спартак происходил из царского рода Спартокидов. Эта фракийско-греческая династия правила Боспорским царством.

Такое высокое происхождение объясняет не только воинские навыки, но и умение командовать большими воинскими контингентами в бою, а также управленческие таланты вождя армии мятежников. К сожалению, кроме сходства имён, никаких подтверждений у этого предположения нет. В то время римляне активно воевали с Боспором, и если бы некий человек царских кровей попал к ним в плен, об этом бы знали все. Его бы провели в колонне пленных при очередном триумфе и после этого казнили или же заточили в темницу, но в гладиаторы таких знатных пленных римляне не отдавали никогда. Есть и более экзотические гипотезы. Возможно даже, что Спартак был римлянином по происхождению. А в плен, и после гладиаторскую школу, он попал во время гражданской войны 83-82 г. до н.э., когда марианцы воевали со сторонниками диктатора Суллы.

В плену командир небольшого отряда назвался чужеземным именем, чтобы победители не мстили его родне, живущей в Риме. При Сулле в ходу были проскрипционные списки, по которым осуществлялся беспощадный террор против врагов диктатора, так что подобная предосторожность была вполне оправдана. Такое происхождение объяснило бы умение Спартака воевать с римской армией, причём свои войска он организовал в точности так же, вплоть до использования римских легионных штандартов и устраивания собственных гладиаторских игр после очередной победы.

ИСТОЧНИК

В Ухани летучие мыши покусали ученых еще два года назад. ВИДЕО

Ученые из Уханя, где изначально началась вспышка коронавируса COVID-19, признавались, что их покусали летучие мыши.

По данным Taiwan News, видеосюжет об этом вышел еще за два года до начала пандемии.

Один из исследователей Уханьского института вирусологии сообщил, что в 2017 году во время сбора образцов в пещере, где живут летучие мыши, одна из них укусила его.

«Клыки одной из них пронзили резиновую перчатку словно иглой», — вспомнил он.

Тогда исследователей не придал этому значения. Ему сделали прививку от бешенства, что его в значительной мере успокоило.

На кадрах видно, как ученые взаимодействовали с летучими мышами без масок и перчаток, нарушая нормативы Всемирной организации здравоохранения.

ЧИТАЙТЕ: Сокурсник Путина, рассказал о политических тайнах Путина. ВИДЕО

Красный закат СССР: Почему СССР не смог понять против Запада африканские страны  

Чернокожий раб, разрывающий оковы, интернационал рабочих всех возможных цветов кожи, стонущее под гнетом белых колонистов негритянское население — сюжеты, посвященные Африке, присутствовали в советской пропаганде в течение всей истории СССР. Страна, призывавшая к объединению пролетариев всех стран, десятилетиями ожидала, что африканцы присоединятся к ее борьбе с капиталистическим Западом. Казалось, что для этого были все предпосылки, но, как и во многих других случаях, реальность оказалась сложнее, чем теории коммунистических идеологов.

Пролетарии не всех стран

Большевики надеялись на рабоче-крестьянские восстания в других странах еще до Октябрьского переворота, а с основанием Коминтерна в 1919 году эти надежды превратились в цели. Однако в начале XX века ждать массового подъема африканцев на борьбу не приходилось. Даже коммунистическую партию ЮАР, установившую контакты с советской властью, основал британец Уильям Эндрюс, а ее первыми сторонниками были белые шахтеры, настроенные весьма недоброжелательно по отношению к коренному населению.

Но пропаганда интернационализма делала свое дело: коммунистические организации как в Черной Африке, так и в странах северной части континента постепенно обретали решимость не только бороться с колониальными властями, но и избавляться от белых внутри движения. Так, к 1928 году Южно-Африканская коммунистическая партия прогнала из своего состава всех генетических европейцев. К тому времени свои объединения коммунистов появились в Алжире, Тунисе и Марокко.

Несмотря на призывы интернационала сплотиться против фашистов и империалистов (нацистская Германия в советской пропаганде называлась «самым агрессивным отрядом мирового империализма»), коммунисты Африки были слишком малочисленны и разобщены, чтобы добиться реальной власти. При этом СССР ждал создания полноценных партий, отказывая в союзничестве всем, кого заподозрили в сотрудничестве с классовым врагом. Все это изменилось, когда в 50-е годы стала рушиться колониальная система.

Красное на черном

Во второй половине XX века африканский континент пережил свой «парад суверенитетов»: за один только 1960 год в ранее колониальной Африке возникло 17 новых государств. Оставаясь экономически зависимыми от Европы, бывшие колонии боролись за независимость политическую, а по достижении оной часто ввязывались в гражданскую войну или войны с соседними государствами за пересмотр границ, установленных европейцами.

При этом стороны конфликта примеряли на себя самые разные идеологии — в том числе и коммунизм. Но, в отличие от Азии, где коммунисты все же читали Маркса и Ленина, африканские красные не отличались политической грамотностью. До них идеология большевизма дошла в куда более искаженном виде и в итоге выглядела весьма своеобразно. Немудрено — ведь после революции в России прошло уже несколько десятилетий, и многое изменилось.

В первую очередь поменялось само представление о классах угнетателей и угнетенных. Как писал нигерийский историк Модилим Ачуфузи, в глазах африканского трудящегося «буржуазия» приравнивалась к белым колонизаторам (включая европейцев-рабочих), а «пролетариат» — к населению колоний; это расовое понимание марксизма и делало его привлекательным для африканцев.

Кроме того, идеологию им транслировали не философы и экономисты, а геополитическая реальность: СССР, начинавший как непризнанное террористическое государство, к 60-м годам стал сверхсилой, победившей в войне и имеющей влияние в мировом масштабе. Серп и молот у новоиспеченных коммунистов ассоциировались не с революционной борьбой, а прежде всего с жестким и стабильным государством, военной мощью, плановой экономикой и идеологическим контролем. Все это казалось полноценной и более привлекательной альтернативой пути «белых дьяволов» — капиталистов с Запада.

Но совсем не сотрудничать с колонизаторами после веков подчинения было слишком сложно — европейцы неизбежно сохраняли на континенте экономическое влияние, контролируя торговые пути. Несмотря на то что сталинская индустриализация строилась на активном сотрудничестве с США и Великобританией, вождь народов считал, что отношений с пособниками империалистов быть не может.

Не устраивала Сталина и классовая принадлежность африканских революционеров — они однозначно были национальной интеллигенцией, то есть принципиальными врагами мирового пролетариата. Лишь после смерти вождя народов СССР отказался от догматических взглядов на бывшие колонии — они не стоили того, чтобы терять перспективы мирового влияния

В Африку отправились советские культурные и торговые миссии, а в Советский Союз — темнокожие и смуглые студенты. Новые партнеры не вступали в советский блок, но активно пользовались советскими рублями и автоматами Калашникова. Их называли странами социалистической ориентации (хотя в ранние годы такие виды социализма обозначали не иначе как термином «сектантство») и не давали полноценного членства в Совете экономической взаимопомощи.

Гвинея

«Философия нас не интересует — у нас достаточно конкретных целей», — говорил Ахмед Секу Туре, первый президент независимой Гвинеи. Хотя большинство западных источников называет его симпатизантом коммунизма, однопартийное социалистическое государство, которое он возглавлял, действительно занималось своими собственными экономическими и социальными проблемами, а не приближало мировую революцию.

Система, которой управлял Туре, во многом напоминала советский строй, однако не повторяла его. Президент принимал от СССР многомиллионную финансовую помощь и награды — например, Ленинскую премию «За укрепление мира между народами», — но много раз публично открещивался от коммунизма. Путь Гвинеи к социализму, считал он, основан на ее особенностях: крестьянской общине, прочных семейных узах и, конечно, вере в Бога — принципиальный атеизм большевиков с самого начала был препятствием для распространения их идеологии.

Без прочной идеологической связки СССР не стоило ожидать полноценной поддержки Гвинеи: несмотря на соглашения о военной помощи, советские самолеты не получили разрешения на дозаправку на гвинейских аэродромах по пути на Кубу во время Карибского кризиса 1962 года. Разрешение на посадку военной авиации дали лишь в 1975 году, когда война разразилась в Анголе.

ЧИТАЙТЕ: Лукашенко преподнес Украине неприятный «сюрприз»: Обнародован секретный документ о границе с РФ.

Ангола

Советский Союз помогал ангольским марксистам еще с 50-х. В то время страна оставалась колонией Португалии, и Португальская коммунистическая партия — местная секция Коминтерна — способствовала развитию у африканцев революционного сознания. Ключевую роль сыграла не большевистская идеология, а более характерное веяние времени — антиколониализм.

С 1961 года повстанцы в Анголе и других колониях вели с португальцами войну. Их винтовки, автоматы, пулеметы и мины были произведены в СССР или в странах Восточного блока. Когда военные левых взглядов устроили в Португалии «революцию гвоздик» и заключили мир с непокорными доминионами, борцы за независимость в Анголе тут же начали войну между собой: коммунистическая партия МПЛА вступила в схватку за власть с более либеральными и националистическими группировками, получавшими финансирование от ЦРУ. Некоторую поддержку противники СССР получали и от Китая: к тому времени геополитические пути Пекина и его «старшего брата» основательно разошлись. Также на их стороне выступали войска соседней ЮАР.

Опасаясь обострения холодной войны, советское государство не отправляло в страну солдат, а помогало только техникой и специалистами. Зато не стеснялся Запада Фидель Кастро: Куба развернула в Анголе полноценную военную кампанию. Уже в 1975 году в стране насчитывалось около 25 тысяч кубинских «добровольцев». Благодаря этому МПЛА удалось разгромить противников и установить в стране режим однопартийной диктатуры — с репрессиями, расколами в партии, борьбой с частной собственностью, коллективизацией и прочими атрибутами коммунистических стран.

Оставшиеся враги коммунизма продолжали сопротивляться. Кровопролитная гражданская война в стране длилась до 2002 года, причем велась она и после того, как МПЛА отказалась от коммунистических идей на фоне перестройки в СССР. К нашему времени противоборствующие стороны сложили оружие и перешли к политической борьбе в парламенте.

Мозамбик

Еще одна португальская колония — Мозамбик — тоже подошла к обретению независимости с многолетней историей повстанческой войны. Образованная еще в колониальное время ультралевая партия ФРЕЛИМО украсила герб страны автоматом Калашникова, что недвусмысленно показывает, на каких именно штыках она пришла к власти. Почти всю независимую историю коммунисты Мозамбика вели жестокую гражданскую войну с движением РЕНАМО, начавшимся как правоконсервативное восстание против коммунизма. Обе стороны уличали друг друга в расправах над гражданскими и других преступлениях.

Успеху социалистов в войне не способствовала политика по образу и подобию СССР: коллективизация и реформы привели к массовому голоду и зависимости от международных благотворительных программ

Но как стране «социалистической ориентации», не скованной ленинскими декретами, Мозамбику не пришлось продолжать заведомо гиблый путь, и в 1983 году крестьянскую политику пересмотрели.

Когда началась перестройка, и поток советских денег иссяк, кончился и мозамбикский коммунизм. ФРЕЛИМО сменила платформу на социал-демократическую, а РЕНАМО прекратила воевать и легализовалась — теперь это оппозиционная партия в парламенте страны. Бывшая колония остается одной из беднейших стран Черного континента.

Эфиопия

На гербе еще одной африканской страны, испытавшей на себе влияние коммунизма, нет советского автомата — зато его можно найти на городских монументах: изображенные в лучших традициях соцреализма солдаты поднимают творение Калашникова над головами.

Среди африканских стран Эфиопия, возможно, точнее всех отразила российский опыт: низвержение империи и убийство монарха, социалистическая диктатура и более 100 тысяч жертв полномасштабного красного террора

Пришедшая к власти в 1975 году хунта, известная как Дерг, получила от СССР значительную помощь в войне с Сомали и сепаратистами Эритреи, а взамен запустила полноценную коммунизацию. Массовые казни и аресты коснулись тысяч реальных и мнимых противников режима, включая и приверженцев марксистско-ленинских движений: вражда между идеологическими соратниками шла уже по национальному признаку, эфиопы боролись против сепаратизма эритрейцев. Был объявлен переход к плановой экономике, закономерно вызвавший голод и потребность в помощи западных стран.

Эфиопия была расположена близко к ключевым путям транспортировки нефти, что делало ее важным союзником СССР. Может быть, оттого так высоко оценили ее старания по достижению коммунизма: эфиопские функционеры активно общались с членами партий других стран. Штази, спецслужба ГДР, помогала коллегам из Аддис-Абебы контролировать население, а скульпторы из Северной Кореи приняли участие в постройке краснозвездной стелы в центре города.

Однако народу Эфиопии все равно не нравилась коммунистическая политика. Режим Менгисту Хайле Мариам, главы сначала хунты, а потом компартии, рухнул, ему пришлось просить убежища у диктатора Зимбабве Роберта Мугабе. Заочно осужденный на смертную казнь Менгисту живет там до сих пор.

Мусульманские государства

Успехи красной идеологии в Черной Африке не назовешь внушительными — но еще меньшего удалось достичь на Ближнем Востоке. Коммунисты имели некоторую популярность за счет своего антиколониального пафоса, но им оказалось не под силу разрушить устои исламского общества.

Компартии, созданные в арабских странах при поддержке СССР, не снискали большой популярности. Да и тот успех, которого они достигали, мог исчезнуть в мгновение ока

Так, например, произошло с коммунистами Ирака, «старшие братья» которых, социалисты-баасисты, в какой-то момент просто выдавили их в нелегальное поле.

Впрочем, Советский Союз все равно участвовал в политике региона. Сначала он поддержал создание государства Израиль, а затем изменил свою позицию, вернувшись к антисионизму: еврейский национализм большевики считали частным случаем буржуазного шовинизма.

Южный Йемен стал единственной страной региона, где коммунистическому правительству удалось получить власть. Оно сделало немало: уравняло мужчин и женщин в правах, запретило паранджу, насильственные и договорные свадьбы и браки с детьми, вывело религию из образования, а шариат — из законов. Социалистический период длился более 20 лет, но за это время искоренить племенные предрассудки не удалось. В итоге как только стабильность государства нарушилась из-за экономических трудностей, принадлежность политиков к разным племенам снова стала играть важную роль.

Сейчас лишь немногие йеменцы тоскуют по тем временам. В 1990 году страна воссоединилась со своей северной частью, и левые движения там стали так же непопулярны, как и во всем регионе.

Палестина и другие

Получив власть, йеменские марксисты установили дипломатические отношения с Советским Союзом, Китаем, Кубой… Были в этом списке и не столь далекие соседи, а именно Организация освобождения Палестины (ООП). Объединение, представляющее палестинских арабов, сейчас превратилось в легальную политическую партию.

ООП противопоставляет себя другим «борцам с сионистами» — исламистским группировкам, но до конца 80-х в нее открыто входили террористы социалистических взглядов. В их числе — организация ФАТХ, лишь в 1988 году официально отказавшаяся от нападений на мирных жителей. Ее боевики, известные захватами самолетов и совместными терактами c немецкой «Фракцией Красной армии», не только получали от СССР взрывчатку, оружие и деньги: многие из них бесплатно учились в Советском Союзе.

Бойцы первой линии «борьбы с мировым сионизмом» (именно на вражде с Израилем, врагом арабов и союзником США, сошлись палестинцы и большевики) проходили многомесячную практику в лагере в Крыму. Учились тактике, минно-подрывному делу, разведке и диверсиям и всему прочему, что полезно для военного дела.

Вместе с ними в 165-м учебном центре вблизи Симферополя учились солдаты из многих южных земель: набираться премудрости приезжали из бывших португальских колоний (Анголы, Португальской Гвинеи, Мозамбика), стран «социалистической ориентации» и даже таких государств, как ЮАР, где коммунисты были на нелегальном положении и вели партизанскую войну.

Крушение идеалов

Одновременно с развалом социалистической империи красные флаги предсказуемо спустили по всему миру. Африка и Ближний Восток — возможно, самые наглядные примеры того, как коммунистическая идеология с самого начала была лишь удобным способом получить международную поддержку в преследовании собственных политических целей. За спавшей красной вуалью обнаруживались националистические движения — панафриканские, панарабистские или на уровне страны.

Даже тем африканцам, кто называл себя марксистами-ленинистами, скорее понравился бы не ленинский интернационализм, а взгляды другого российского политика — татарского коммуниста-исламиста Мурсаида Султан-Галиева. В рамках установленной марксистами системы угнетателей и угнетенных он предлагал то, что позднее стало общим местом для социалистов: привлекать на свою сторону прежде всего не рабочий класс, а национальные меньшинства, якобы пострадавшие от колонизаторов. Султан-Галиев доходил до того, что предлагал вовсе не пускать к управлению представителей «наций-угнетателей» и поощрять такие течения, как пантюркизм — большевистской идеологии равноправия народов это не слишком противоречило.

В 1928 году Султан-Галиев был арестован и осужден на десять лет лагерей, а в 1940-м расстрелян за контрреволюционную деятельность и «национал-уклонизм» — внутри своих границ сталинский СССР был способен отличить настоящих коммунистов от еретиков и устранить их.

Но вне границ бывшей Российской империи сил на подавление инакомыслия просто не хватало, и идеологию на экспорт ее «покупатели» использовали так, как им было угодно

Коммунистических сил в Африке предсказуемо не осталось: партии либо переквалифицировались в социал-демократические, либо закономерно растеряли всех сторонников. Неясно, можно ли вообще полагать, что у африканских народов была мечта о всеобщем равенстве, но памятники этой мечте до сих пор возвышаются над их городами.

Автор: Степан Костецкий

ИСТОЧНИК

Газ подешевеет не для всех: Украинцев предупредили об обмане с тарифами

Газ подешевеет не для всех: Украинцев предупредили об обмане с тарифами

Снижение стоимости газа в Украине будет касаться не всех потребителей, а только тех, кто использует газ как отопление. «Все, что…
«Не виноватый я»: Дубинский заявил, что он порядочный человек

«Не виноватый я»: Дубинский заявил, что он порядочный человек

Украинский политолог Виктор Бобыренко пишет у себя в Facebook, бывший журналист, одиозный нардеп «Слуги народа» Александр Дубинский дал пресс-конференцию по…
ЭКCПЕРТЫ

Кто следующий: Кого уволит Зеленский?

ЧИТАЙТЕ: Вашингтон и ЕС в ярости: Навальный опять под арестом

Портников: Россия демонтирует международное право

Решение ЕСПЧ по иску Украины против России относительно фактического контроля над аннексированным Крымом вновь продемонстрировало, что в современном мире существуют…

Что случится, если весь лед на Земле растает за одну ночь

Глобальное потепление постепенно нагревает атмосферу нашей планеты, из-за чего ледники во всем мире тают постепенно и неотвратимо. Но что, если…